telegrafirui (telegrafirui) wrote,
telegrafirui
telegrafirui

От опытов Харлоу к ювенальной юстиции


Спасибо читателю, который обратил внимание на поразительное сходство экспериментов, проводимых в США над детенышами обезьян и действиями представителей ювенальной юстиции (в нынешнем ее виде).
Речь идет о статье о Гарри Харлоу, американском психологе, совершившим свое открытие в 50х годах ХХ века.

Работая с детенышами макак-резус, Харлоу обратил внимание, что изолированные особи приобретали странную привязанность к махровым полотенцам, которые использовались в качестве подстилки в клетке. Они собирали полотенца в ком и жадно обнимали его, а когда приходило время заменять подстилку случалась истерика, малыши ни за что не хотели с ней расставаться. Это наблюдение навело Харлоу на мысль о новом исследовании.
В то время привязанность ребенка к матери понималась как привязанность к источнику "пищевого подкрепления", однако к бутылочке, с помощью которой кормили детенышей обезьян такой привязанности не наблюдалось, в отличие от махровых полотенец. Суть нового опыта сводилась к следующему: в клетке, куда помещали отнятого от матери детеныша, помещали две конструкции из металлической сетки грубо имитирующие матерей. К одной была прикреплена бутылочка с обезьяним молоком, а другая была обмотана махровым полотенцем, но лишена бутылочки. Наблюдения показали, что малыши предпочитали почти все время находиться на "мягкой матери", не смотря на отсутствие источника пищи, гладили ее "лицо", ползали по ней. "Мать кормящая" же использовалась по мере необходимости и не вызывала привязанности, мало того, оставаясь с металлической конструкцией наедине в новой камере детеныши испытывали ужас и отчаянье, сжимаясь в комок на полу. Тогда как с мягкой суррогатной матерью они были спокойны, чувствовали себя защищенными и с интересом изучали комнату и предметы в ней.
Харлоу выступает с докладом «Природа любви», который приносит ему известность.
«Мы не удивились, когда обнаружили, что комфорт, который приносит контакт, является базисом таких переменных, как привязанность и любовь, но мы не ожидали, что он полностью заслонит такой фактор как питание; действительно, различие оказалось настолько большим, что заставило предположить: главная функция кормления – обеспечение частого и тесного телесного контакта детеныша с матерью… Любовь к настоящей и к суррогатной матери выглядят очень сходно. Как показывают наши наблюдения, привязанность детеныша обезьяны к настоящей матери очень сильна, но ей ничем не уступает любовь, которую в условиях эксперимента детеныш проявляет к суррогатной матери из ткани».
Дело в том, что, как говорится в статье, господствовавшая в 30-50е годы теория воспитания говорила, что не следует  излишне баловать ребенка тактильными ощущениями, обнимая его и беря на руки. Доклад Харлоу, естественно, произвел революцию как в отношении к младенцу, так и в производстве товаров для грудных детей. Несмотря на уже достигнутый успех и признание, интервью и документальный фильм эксперимент продолжался дальше. И вскоре обезьянок, выросших с суррогатной матерью выпустили в общий вольер, что бы они могли общаться, играть и образовывать пары.
Оказалось, что подопытные яростно избегают общения. Самки нападали на самцов, а некоторые проявляли  что-то похожее на аутизм: они раскачивались, кусали себя до крови и отгрызали собственные пальцы.  Что бы получить потомство и увидеть какими матерями будут особи прошедшие через эксперимент, пришлось даже изобрести специальную "раму для изнасилования", где зафиксированная самка на могла оказать сопротивление. В итоге около двадцати самок забеременели и дали потомство. Часть из них убили своих детенышей, другие были к ним равнодушны, только немногие вели себя адекватно.
Это был провал. Харлоу был разочарован и подавлен. В своих последующих статьях он признал, что поспешил с выводами и все оказалось сложнее. Что выращенные суррогатными матерями детеныши страдают эмоциональными нарушениями, и указал, что помимо прикосновений необходимо хотя бы полчаса в день игры детенышей друг с другом.

[2]Сравнивая искусственных матерей с настоящими, исследо­ватели пришли к выводу, что настоящие матери, разумеется, лучше: «Тряпочная мать может снабжать детеныша молоком, но не из такой удобной посуды, как живая. Настоящая мать не дает малышу сосать после того, как он насытился, тогда как никакая искусственная мать не может остановить беспо­лезное сосание (регуляция пищевого инстинкта). Настоящая мать приучает детеныша помещать фекалии в одно место..., учит своего младенца понимать же­сты и голосовые сигналы других обезьян. Настоящая мать подвижна и реагирует на все нужды младенца..., а суррогат­ная может лишь пассивно все принимать.
Позднее мать играет активную роль в отторжении младен­ца от себя... и это наталкивает его... на обследование окружа­ющей... среды (активация познавательного инстинкта). Наконец (и это особенно важно для развития будущей способности к общению со сверстниками), настоящая мать с гораздо большим успехом... может регулировать первые младенческие игры».
Обобщая свои наблюдения, Харлоу с сотр. пришли к выво­ду, что основой формирования многих типов социального и полового взаимодействия является любовь, которая у макак-резусов развивается путем последовательной смены и взаимо­действия главных видов, или «систем», любви, к которым от­носятся материнская любовь, любовь младенца к матери, лю­бовь к сверстникам, гетеросексуальная любовь, отцовская лю­бовь.
Играя, обезьянка время от времени притрагивается к искус­ственной матери, чтобы прогнать страх и обрести уверенность.
Важная функция материнской любви – направлять игру малышей так, чтобы они успешно играли вместе, а не порознь. Таким образом, материнская любовь оказывается этапом в развитии любви к сверстникам, которую супруги Харлоу считают самым важным видом любви с точки зрения её роли на протяжении всей жизни животного. Возникая на основе любопытства и исследовательской дея­тельности и развиваясь затем в процессе игр, общение со свер­стниками способствует формированию привязанности к това­рищам, развитию основных социальных ролей, торможению агрессивности и созреванию полового чувства.
Гетеросексуальная любовь в свою очередь разви­вается из любви к сверстникам.
У разных семейств животных гетеросексуальная любовь раз­личается по форме и функциям. «Если это крыса и ее половая жизнь определяется эндокринной системой - все очень про­сто. Но если перед вами обезьяна... или человек, а гетеросек­суальное поведение и здесь реализуется главным образом го­надами - тогда дело плохо... У приматов половая жизнь без предшествующей и сопровождающей ее любви искажается и нарушается».
Васильченко Г.С. Общая сексопатология, руководство для врачей. Москва, “Медицина”1977 г.стр.133-138.

После таких, прямо скажем, неутешительных, но поучительных результатов выводы должны быть вполне очевидны (они были очевидны и безо всяких экспериментов) даже не для специалиста:  ребенок должен расти  с матерью, общаться со сверстниками. Выделить из полноценной и многогранной социальной жизни что-то одно главное, а остальное отбросить как не важное, невозможно. Однако, по прошествии больше полувека мы наблюдаем тенденции, которые удивительным образом повторяют сценарий опытов Харлоу, с той только разницей, что это не лабораторные исследования над обезьянами, а практическое применение над людьми. Теперь уже не скажешь, что социальные службы не ведают, что творят.  Результаты получены и описаны уже давно, и с помощью ювенальной юстиции сегодня они предваряются в жизнь.



Tags: Социальные опыты, Харлоу, Ювенальная юстиция, дети
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 7 comments